Психолог объяснил инцидент с «купанием» школьника в унитазе: «Явление распространенное»

Вопиющий случай, связанный с пубертатным зверством, произошел 1 октября в Москве. В школе на юго-западе столицы негодяи из восьмого класса побили семиклассника и окунули головой в унитаз, при этом добавили ему позора, выложив видео в Инстаграм.

Буллинг как таковой во всех его аспектах, а также этот конкретный случай рассмотрел психолог Евгений Зингер.

Напомним — в ходе разбирательств инцидента выяснилось, что подобные вещи восьмиклассники творили с мальчишкой не впервые, но все это время жертва молчала. «Я не хотел вас расстраивать», — так объяснил он свое молчание родным. Травля началась 2,5 года назад, когда мальчик перешел в эту школу. По отзывам одноклассников, парень добрый, отзывчивый, занимается футболом, а еще ездит на гастроли с ансамблем «Маленькая страна» Ильи Резника. Мама пострадавшего намерена идти до конца, чтобы наказать мучителей сына — чтобы «не дай бог, не пострадали другие дети». Женщина уверяет, что классный руководитель знала о травле, но мер не принимала. Теперь мальчика, скорее всего, переведут в другую школу. По данному факту возбуждено уголовное дело по статье «Побои».

Психолог Евгений Зингер сразу отметил, что если инцидент получил такую широкую огласку, это уже хорошо, об этом нужно говорить и таким образом тоже можно противостоять буллингу.

— Травля детей, подростков была во все времена, и, к сожалению, будет, это явление социальное и распространенное. В данном случае имеет место изощренный способ издевательства, это громадное моральное унижение, которое очень сильно ломает жертву. Обидчики добиваются разных целей: кому-то надо нанести травмы, показать свое физическое превосходство, а кто-то хочет унизить психологически и за этот счет самоутвердиться и быть крутым.

Быть застрахованным, что с вашим ребенком такого не произойдет, нельзя. В подростковом возрасте существуют социально-психологические процессы, когда дети группируются, для них очень важно чувствовать свою принадлежность к той или иной группе, «стае». Ничего плохого тут нет. Но это может быть как футбольная группа, так и уличная банда, вопрос не в самом процессе группирования, а в конкретном выборе ребенка.

В 90% случаях администрация школы, и уж кто-то из учителей несомненно, знают о том, кого из учеников в школе подвергают унижениям и травле. И «позиция невмешательства» педагогов как раз способствует тому, что такое явление как буллинг в принципе возможно.

Сколько бы ни было разбирательств на эту тему, всегда выяснялось, что кто-то из учителей знал или догадывался. Учителя не должны оставаться в стороне, а сейчас это происходит сплошь и рядом, преподаватель часто считает, что должен провести свои уроки — и на этом его функции заканчиваются.

Участие же в травле зачастую является следствием запущенности детей родителями. То есть, в подростковом периоде ребенок хочет чувствовать себя лучшим, ему надо самоутверждаться, самореализовываться. Он может быть лучшим, скажем, в футбольной команде — но в занятия спортом родители должны вкладывать силы и деньги. Если же родители этого не делают, у ребенка все равно остается такая потребность. И он удовлетворяет свои потребности как может. Это касается в первую очередь лидеров группы обидчиков. А есть последователи в такой группе, которым вроде бы и стыдно было другого мучить, но он не мог отстать от коллектива. Это опять же связано с тем, что подросток не может найти иного способа самоутвердиться.

Проблема, которую высвечивает буллинг, — отсутствие контакта ребенка с родителями, как насильника, так и жертвы. Отсутствие доверительных отношений мешает рассказать о своих неприятностях родителям. У подростка должно быть ощущение, что если он им скажет, они будут, первое, на его стороне, и второе — защитят его. В нашем случае слова мальчика, которого окунули головой в унитаз, что он «не хотел беспокоить родителей», подразумевает, что он внутри себя считает, что для мамы с папой его проблемы не слишком важны. А ведь маленький ребенок всегда приходит к родителям за помощью — значит, были моменты, когда мама и папа отмахнулись. И это не значит, что родители его не любят или что им на него наплевать. Просто какие-то их действия привели к такой установке ребенка.

Самая главная моя рекомендация подростку, который подвергается унижениям, – сказать об этом родителям. Не ждать ни минуты! Как только был даже какой-то намек, угроза — сразу сообщить родителям. У детей существует установка, что жаловаться нехорошо, и обидчики этим пользуются. Это манипуляция чистой воды, и нельзя ей поддаваться. Еще в 7-8 лет нужно объяснить своему чаду, что: могут быть разные ситуации в школе, разные дети, и может такое случиться что его могут попробовать обижать. «Но мы любыми способами найдем выход», – так должны сказать ему родители.

Что же касается детей-агрессоров, то если не останавливать их вовремя, есть шанс, что они в дальнейшем станут более жестокими, бесчеловечными, вплоть до убийства. Не надо забывать, что те, кто травит, они тоже дети. И взрослые должны научить их другим способам самоутверждения.

Читайте также: Унизительные детали издевательств над школьником в туалете: травили два года

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/10/03/psikholog-obyasnila-incident-s-kupaniem-shkolnika-v-unitaze-yavlenie-rasprostranennoe.html

Автор записи: K_O_S