Эксперты оценили готовность россиян к протестам

Центр социально-трудовых прав опубликовал доклад под названием «Как протестуют россияне». Из него следует, что в первом квартале 2020 года отмеченных в СМИ и соцсетях акций было 534, что больше, чем в первом квартале прошлого года, но меньше, чем в конце 2019 года. Авторы доклада прогнозируют возможный рост протестной активности в ближайшие месяцы. Мы поговорили с экспертами о реальности такого сценария.

Центр социально-трудовых прав – некоммерческая организация, которая существует с 1999 года. ЦСТП в постоянном режиме мониторит проявления гражданской и протестной активности через их отражение в СМИ, соцсетях, заявлениях общественных организаций и партий: если участники какой-то акции или её организаторы не хотят афишировать свою деятельность, значения она не имеет, объясняют авторы доклада.

Итак, в январе-марте 2020 года оставили след в публичном информационном пространстве 534 акции. В первом квартале 2019 года их было меньше (429), но в последнем квартале 2019 года – больше (624). Этот год необычный, на март пришлось начало периода ограничений, связанных с эпидемией, и некоторый спад можно объяснить и этим.

Какие формы протеста пользуются особой популярностью? Ответ очевиден: одиночные пикеты (163) – потому что они не требуют согласований. И пикеты вообще – потому что их согласовать легче, чем митинг или шествие. Митингами были 120 акций (23%). А ещё за квартал состоялось 11 протестных голодовок, на четырех предприятиях работники прекращали работу из-за трудовых конфликтов, 30 раз граждане собирались на сходы, было создано 88 открытых писем, видео-обращений и онлайн-петиций, 18 раз профсоюзы выступали с заявлениями в защиту социально- трудовых прав граждан. 

Протестовать россиян заставляли разные поводы. Во-первых, трудовые конфликты (невыплата зарплат или их сокращение, ухудшение условий труда). Во-вторых – экологические проблемы вроде строительства мусорных полигонов или мусоросжигательных заводов. В-третьих – городские проблемы (качество работы общественного транспорта и цена проезда, качество и стоимость услуг ЖКХ, качество и характер застройки, плохие дороги).

Сильно злили людей и нарушения их социальных прав – непредоставление льгот, жилья, лекарств. Самой массовой политической акцией начала года стала акция памяти Бориса Немцова в Москве (по разным оценкам, от 3,5 до 22,3 тысяч участников) и других регионах. Протестовали люди и против принятия тех или иных законов, требовали отставки федеральных, региональных властей и руководства муниципалитетов, и т.д., и т.п.

Удавалось ли людям добиться выполнения своих требований?

В докладе отмечены шесть социально-экономических акций первого квартала, которые принесли определенные результаты. Например, сразу после начала голодовки вахтовиков в Уфе против компании-виновника задержки зарплаты возбудили уголовное дело, пикет врачей «Скорой помощи» в Магнитогорске привел к началу переговоров с областным минздравом и мэрией, водители машин «Скорой помощи» в Екатеринбурге добились заключения с ними трудовых договоров (вместо статуса самозанятых, который им предложили), голодовка инвалидов и многодетных родителей в Тюмени привела к принятию регионального закона, который изменил порядок признания инвалидов нуждающимися в жилье…

В заключительной части доклада говорится о тенденциях, которые будут развиваться в течение 2020 года. После снятия карантина можно ожидать роста трудового протеста, вызванного банкротством предприятий, ростом безработицы, снижением зарплат.

Протест медиков «скорее всего, интенсифицируется», возможна активизация и работников образования. А вот водители такси, курьеры, работники розничной торговли и общественного питания, которые были довольно активны, из-за роста безработицы «скорее всего, себя никак не проявят».

Экологический протест будет и дальше развиваться, и даже может выйти на новый уровень за счет общего недовольства граждан, вызванного экономическим кризисом. «Вполне вероятно» станет более активным и социальный протест: сейчас зависимость людей от социальной помощи государства вырастет еще больше, а сократившийся бюджет может просто с проблемой не справиться.

При этом оппозиция, и системная, и несистемная, будет в условиях кризиса тоже более активна – скорее всего.

Прогнозы очень осторожные, особенно в части политических протестов. «МК» спросил руководителя группы мониторинга и анализа социального трудовых протестов ЦСТП Анну Очкину, почему. «Как статистик я очень осторожно делаю прогнозы»,- сказала она. Что касается политики, говорит г-жа Очкина, «в результатах сентябрьских выборов в регионах и системная и несистемная либеральная оппозиция может найти повод для протеста», но как конкретно она себя поведет – сказать трудно: «все мы находимся в ситуации, где много нового, необычного, именно с точки зрения поведения людей».

Из доклада можно сделать вывод, что роль профсоюзов обычно сводится к заявлениям в поддержку или против чего-либо, сами организаторами акций они не становятся. А сам социально-экономический протест очень раздробленный, локальный, люди терпят и терпят, а выступают лишь тогда, когда ситуация доходит до крайности, и при первом же намеке на готовность работодателей или властей пойти на уступки идут на попятный.

Но г-жа Очкина говорит, что всё «не совсем так»: некоторые профсоюзы иногда организуют итальянские забастовки и видеообращения – в качестве примера она привела профсоюз «Действие». Действительно, протест в России «не очень сплоченный», особенно в строительстве, где при обещании уступок все сворачивается. Но другую картину дает протест медиков – «они очень спокойны, сдержанны и более настойчивы»: «это даже выходит за рамки трудового протеста, потому что когда работники «Скорой помощи» выступают против снижения зарплат, недоукомплектованности бригад, перевода машин на аутсорсинг, они фактически борются за жизни и здоровье людей».

Никакой особо бурной осени и правда пока не просматривается, говорит г-жа Очкина: по её словам, «всё будет зависеть от того, насколько плохо будет». «Если люди понимают, что у них снизилась зарплата и неоплачиваемый отпуск, но есть надежда, они не будут протестовать. Если же не удастся выполнить планы правительства по стабилизации и восстановлению экономики, в некоторых секторах может стать настолько плохо, что люди скажут «да ёлки-палки, терять нечего!», и мы увидим всплески протестной активности»,- объясняет эксперт.

Следующий доклад ЦСТП будет посвящен второму кварталу этого года (апрель, май, июнь), два месяца которого россияне то ли работали, то ли нет, а протест в основном перекочевал в Интернет.

Другие эксперты, опрошенные «МК», тоже не ждут бурной осени. Пока не ждут.

«Для политических протестов нужен повод. Конечно, осенью выборы, но они в регионах, не в столице, и поэтому, думаю, большая политическая активность в связи с этим вряд ли будет. А будет, думаю, желание у политических сил, как в марксистской классике, трансформировать экономическую активность в политическую.

Но и тут есть проблема: люди, которые выступают по экономическим основаниям, хотят добиться своих конкретных целей, и им вполне могут объяснить, что если хотите чего-то добиться, не связывайтесь с политикой. Серьезные политические протесты, думаю, могут быть в 2021 году, в связи с выборами в Госдуму»,- считает вице-президент Центра политических технологий, политолог Алексей Макаркин. 

Что касается экономических протестов – здесь проблема в организаторах, считает он: «На Западе такие акции организуют профсоюзы. У нас же задача основных профсоюзов – удерживать работников от радикальных форм социальной активности, и крайне маловероятно, что ФНПР будет организовывать какие-то забастовки. А независимые профсоюзы намного слабее, представлены на меньшем количестве предприятий, и многие из них тоже вполне лояльны. Профсоюзы с опытом организации забастовок есть в России только на иностранных предприятиях, но таких предприятий очень мало, и сейчас станет ещё меньше».

Г-н Макаркин не ждет ничего особенного и от социальных протестов. «В спокойной ситуации» власть с ними справляется – даст обещания, немного денег, и всё. Но сейчас, предупреждает политолог, «с экономикой большие проблемы, и они будут расти, судя по всему, и будет ли у власти возможности отгрести, сделав протестующим маленький подарок – сказать трудно».

«Мне кажется, важно сейчас смотреть, как будут общие настроения развиваться»,- считает социолог Денис Волков (Левада-центр). По его словам, опросы общественного мнения фиксируют «спад настроений, испуг от падения рубля, связанного с ценами на нефть, карантин, страх потерять работу».

Но с другой стороны, отмечает социолог, «однозначно сказать, что все проваливается, тоже нельзя: если посмотреть ответы на вопрос о том, куда движется страна, в правильном или неправильном направлении, мы с началом карантина замечали рост негативных оценок, но сейчас, по нашим данным, ситуация стабилизировалась ситуация, и сказать, что в общественных настроениях серьезный спад – нельзя».

«Пока мы в смысле протестных настроений балансируем на уровне прошлого года»,- подчеркивает г-н Волков, и с открытием экономики и снятием всех ограничений, если экономическая ситуация не будет ухудшаться, он ждет скорее «примерно того же, что было в прошлом году»: протестов в разных регионах. Но ситуация, считает социолог, «конечно, сложнее, чем два-три года назад, когда власть по умолчанию была права и имела высокие рейтинги – сейчас люди выказывают недовольство, протестуют, но опять же скорее по локальным темам». А по таким темам власть сама иногда идет на уступки, и проблемы могут разрешаться. 

Что касается политики – и здесь г-н Волков на данный момент не ждет ничего особенного: «Электоральные протесты должны были бы проявиться в голосовании по поправкам, но пока мы видим, что около половины россиян их не поддерживает, но эта часть населения достаточно неорганизованная, мнений разных полно, никакой консолидации не видно. Потому и никакой протестной волны мы не видим».

Источник: https://www.mk.ru/politics/2020/06/19/politologi-ocenili-gotovnost-rossiyan-k-protestam.html

Автор записи: K_O_S